Барбер Владимир Ромашко

Ромашко

Пришел я в барберы очень прозаично, у меня просто росла борода. Росла хреново, я понятия не имел, что с ней делать, пытался отпускать, что-то там сам поправлять, выглядело это откровенно плохо. Пару раз сходил в парикмахерскую к тетям, которые сделали все еще хуже — старая и знакомая история. Узнал про существование барбершопов, решил, что хочу не просто пойти к мастеру и постричься, а научиться.

Три месяца копил на курсы. Работал я тогда курьером, а еще была девушка, которую хотелось радовать, красиво ухаживать, короче, было тяжело.

А когда начал учиться, попал в болото – решил, что это все не мое, почти готов был бросать. Тогда стал наблюдать за работой других мастеров – как они стригут, как ведут себя, и захотел так же. Вот, уже два года я барбер.

Первое время мама расстраивалась, что сын парикмахер, но после второго подаренного айфона как-то отпустило. У меня строгая мама, не дает расслабляться – за это я ее и люблю. Если бы не она, я не был бы тем, кто я есть.

Для меня женщина всегда была музой, главным вдохновением. Когда я один, я вообще ни о чем не напрягаюсь, меня всегда все устраивает, я не расту, не развиваюсь, мало где бываю. Девушка меняет все. Забавно, что девушек я принципиально не стригу, даже если это короткая стрижка.  Кстати, первую опасную бритву мне подарила девушка.

Не могу представить, что должно произойти, чтобы я пропустил работу. Был у меня случай, когда я в разгар рабочего дня решил починить баллон с жидкостью для дезинфекции и проткнул себе кисть. Отверткой. Насквозь. Приятного и так мало, а у меня клиент через пятнадцать минут, и дальше весь день расписан. Рванул в больницу, взял направления на анализы (боялся дико, отвертка ржавая была, я уже рисовал себе все прелести заражения крови и столбняка), отказался от швов и сбежал обратно на работу.

Когда занимаешься своим делом, не устаешь, не скучаешь, тебе не хочется быть в другом месте. Сейчас я максимально углублен именно в этот процесс, и пока здесь я себя не удовлетворил, не достиг цели, не хочу разбрасываться на посторонние дела.

Если жизнь повернется так, что стричь больше не смогу, не знаю даже, наверное пойду учить этому.

У меня нет какого-то особенного стиля, секретов или своих «фишек» — огнем не стригу, подпись свою не выбриваю. Главная фишка любого мастера, по-моему, то, что он качественно и хорошо стрижет.

Не люблю спешить. Настоящий кайф – это когда и клиент и мастер максимально расслаблены, спокойны и находятся в комфортных для обоих условиях.

Честно, я не самый общительный парень. У меня в этом плане очень «мужской» подход – ты просто приходишь постричься, садишься в кресло и через час выходишь новым человеком.

Следить за собой – это хороший одеколон, ухоженная кожа и волосы, аккуратная удобная одежда. Мужская красота в простоте, все должно быть брутально, но со вкусом.

Классический костюм – это красиво в определенной атмосфере, на съемке, на встрече, на серьезных мероприятиях. А ходить в туфлях и галстуке-бабочке посреди кроссовок и спортивных штанов по-моему странно.

Спорт – это разрядка и дисциплина, а не способ хорошо выглядеть.

Я собственник, мое — значит мое. Любимых делить ни с кем не буду, но и сам никогда не провоцирую на ревность.

Та самая мужская дружба – это когда ты уверен, что тебя не подведут. А если и подведут, то хотя бы предупредят.

Однажды после трехдневной тусовки с друзьями я очнулся и понял, что мы у татуировщика. Теперь у меня и еще двоих набито слово «банда», и я не пожалел об этом ни разу.

Все мои проблемы приходят извне, а я вообще отлично себя чувствую, у меня все хорошо.

В детстве хотел быть знаменитым, чтобы люди на улицах узнавали. А сейчас клиенты подходят где-то в городе, здороваются. Оказывается, мне этого достаточно.